Впечатления от Рождества в Бельгии — экскурсия по Брюсселю, Генту, Брюгге и Антверпену, Бельгийский шоколад и море впечатлений.

Рецепт хорошего Рождества прост: нужно взять несколько миллионов цветных фонариков, гору вкусной еды, парочку красивых соборов, десяток гигантских нарядных елок, столько же хоров, исполняющих рождественские гимны, и щедро приправить ощущением бюргерского комфорта и всеобщей доброжелательности. В Бельгии все праздничные ингредиенты смешаны как раз в нужной пропорции.

Деревня имени Эдварда-Руки-Ножницы

«Давай встретимся на нейтральной территории - я из Штатов, ты из Украины, Бельгия посередине!» - предложил мне старый друг, которого я не видела много лет. Работая инженером в американском отделении компании Phillips, он периодически ездит в командировки в главный офис в бельгийском городке Турнаут недалеко от голландской границы. Мы решили остановиться в деревенской гостинице возле Турнаута, а в уик-энд поездить по стране на автомобиле. Бельгийскую визу получить непросто, выручили куда более гостеприимные голландцы, поэтому лететь пришлось через Амстердам, да еще с пересадкой в Варшаве, в результате чего дорога заняла почти целый день. До гостиницы мой друг довез меня в совершенно выключенном состоянии. «Сейчас, сейчас, поешь и оживешь, - приговаривал Саша. - Ужин уже закончился, но я попросил оставить тебе салатик». Когда салатик принесли, я тихо охнула: на гигантской тарелке громоздилась гора морепродуктов, под которой были погребены несколько листьев салата. И так в Бельгии всегда, поэтому заказывать надо осторожненько. Есть риск получить на десерт блюдо под названием «блинчик с яблоками» - размером с большую тарелку, толщиной в 2 сантиметра, яблоки где-то внутри этого сооружения. Бельгийская кухня, как и стиль жизни в целом, представляет собой убийственную смесь французского сибаритства и фламандской основательности.
Утром Саша поехал на работу - была пятница. А я решила отправиться в Брюссель на поезде. Интуиция подсказывала, что это легко и быстро, хотя мой друг, как типичный американец, убеждал меня посидеть дома и подождать, пока он вернется с машиной. Но все-таки подбросил до центра Турнаута. Наша «деревня» состояла из нарядных двухэтажных особняков с остроконечными черепичными кровлями. Почти перед каждым красовались скульптуры из живой изгороди: медвежата, утки, лебеди. Эдвард-Руки-Ножницы нервно курил в сторонке. «Это местные фермеры развлекаются, - с ноткой американской зависти к бездельникам-европейцам пояснил Саша. - Поле обработают за пару часов, и ну декором заниматься!» А ведь действительно, фермеры: за домами виднелись голые поля с остатками кукурузных стеблей. Довершил мое впечатление о бельгийской деревне теннисный корт, где крестьяне, очевидно, разминаются после стрижки кустов.
В Турнауте витрины магазинов, по-новогоднему нарядные, притягивали магнитом, однако я героически их игнорировала и по главной улице вышла прямо к вокзалу. Простодушная логика фламандского градостроения: вокзал, главная торговая улица и центральная площадь с ратушей находятся на одной линии. Стоявший на перроне поезд, как по заказу, шел в Брюссель. В Северной Европе поезда чистые, быстрые, комфортабельные, безукоризненно точные, а главное - чувствуешь себя не туристом, а просто человеком, едущим по делам. Правда, обмануть местных не удалось. Безошибочно определив иностранку, ко мне тут же подсел очень черный и очень веселый негр в желтой куртке, умиравший от скуки в компании молчаливых джентльменов с газетами в руках. Убедившись, что я не говорю по-французски, он на ломаном английском поинтересовался, откуда я и какого вероисповедания - наверное, мусульманка? Ну действительно, какие еще бывают вероисповедания?
К слову, коренные бельгийцы — невероятно дружелюбный и вежливый народ. Они, конечно, ни в коем случае не станут приставать с расспросами, в отличие от жителей своих бывших колоний. Но если видят, что человеку нужна помощь — не просто остановятся и дадут совет, а еще и проводят туда, куда нужно. Когда мы с другом заблудились в Генте — забыли, где припарковали машину, - и напряженно изучали карту, к нам подошел мужчина и по-английски предложил помощь, после чего обежал с нами полгорода ( предлагал и в полицейский участок сходить: «Они там очень доброжелательны!» - но потом вспомнил, что у стражей порядка обеденный перерыв). В Брюгге мы застряли на подземной автостоянке: автомат не хотел принимать нашу кредитную карточку. Женщина, проезжавшая мимо, опустила стекло, спросила, в чем дело, припарковалась и прибежала к нам с противоположного конца стоянки, а затем, убедившись, что автомат не работает, пошла с моим другом к служащему, который сидел на другом этаже. Я чувствовала себя в Бельгии, как в детстве, когда уверен, что все вокруг добры, а от злых собак и плохих снов тебя точно защит мама.


Встретимся у шоколадных фонтанов

Все главные достопримечательности Брюсселя расположены в пределах пешеходной экскурсии. Начать, наверное, нужно с Гран Пляс, она же Гроте Маркт - «Большая площадь». Два раза в год Гроте Маркт превращается в произведение флористического искусства - покрывается сплошным цветочным ковром. Но в конце ноября тут начинает работать другое шоу - рождественская ярмарка (длится до 2 января). В киосках продают сладости, пиво, глинтвейн, новогодний декор, свечки, кружева и прочие красивости. Глинтвейн самый заурядный, прямо из бутылок с немецкими этикетками, а вот пиво - бельгийский специалитет, и даже я, абсолютно равнодушная к пиву, рискнула попробовать Gluhkriek, «вишневое зимнее пиво с пряностями», то есть аналог глинтвейна. Действительно похоже, и довольно вкусно. У бельгийцев, на минуточку, больше 500 сортов пива, в том числе с десяток специальных рождественских рецептов.
Рождество в Бельгии. Бельгийский шоколад После закрытия ярмарки, в 9 вечера начинается световое шоу. Сама по себе площадь, конечно, тоже достойна внимания: бельгийская архитектура не похожа ни на голландскую, ни на французскую. И готика, и барокко отличаются невероятной пышностью и затейливостью, чуть ли не каждая остроконечная крыша украшена флюгером (например, на брюссельской готической ратуше красуется пятиметровый архангел Михаил, попирающий дьявола), если окна - то непременно витражные, если резьба, то кружевная. Плюс щедрая позолота везде, где можно, и нарядные гербы над входом гильдейских (принадлежавших разным промышленным гильдиям) домов.
Впрочем, Брюссель, как многие столицы, слишком пафосный, чтобы быть красивым. Тем более что в последние годы тон тут задают евробюрократы из ЕС: много сияющих мраморных плоскостей и металлических конструкций. Поэтому я ограничилась кратким пробегом по маршруту «кафедральный собор св. Михаила - Брюссельский парк - Королевский дворец - Маннекен Пис». Романско-готическо-ренессансный собор, светлый и нарядный внутри, порадовал роскошным вертепом - их выставляют во всех главных соборах Бельгии одновременно с началом ярмарки.
Писающий мальчик (легенды о его происхождении бессчетны, их можно найти в Инете, но подозреваю, этот символ города - просто проявление бельгийского чувства юмора) оказался неожиданно крошечным, с полугодовалого младенца, зато одет в костюм американского полицейского. У юноши богатый гардероб, больше 1000 костюмов, в том числе народные, подаренные дипломатами разных стран. По торцу дома рядом с Писающим младенцем ползли такого же роста Санты-альпинисты, заглядывая в окна. Таких любопытных Сант было много по всему городу. Кое-где они подбирались к шоколадным фонтанам, бьющим в витринах кондитерских. Дети и взрослые подставляли вафельные трубочки и дегустировали. Кстати, горячий шоколад в Бельгии - это не немецкое какао, а именно Бельгийский шоколад, густая, ароматная масса. И к ней еще вафлю... с клубникой или киви... Ох.
Обедать и шопиться в Брюсселе удобно в галерее св. Юбера - первом в Европе крытом пассаже, который функционирует ни много ни мало с 1846 года. А если намерения насчет шопинга серьезны, и словосочетания «Дирк Биккембергс, Анн Демельмейстер, Дрис ванн Нотен» вызывают сладкие судороги, тогда вам на улицу Antoine Dansaert, где в доме №74 расположен магазин авангардных дизайнеров Stijl.


Пряничные городки

В субботу мы отправились в Гент и Брюгге - сердце фламандской Бельгии. Эти два городка расположены в получасе езды друг от друга. Туристы спорят, что лучше. В обоих городах есть набережные открыточного вида, приятные соборы, бегинажи (фирменный знак бельгийского города - бегинаж, нечто вроде монастыря, где жили оставшиеся без поддержки жены крестоносцев или их вдовы). Но в Генте имеются и рабочие кварталы, он энергичнее, живее, а сугубо туристический Брюгге - словно кукольный городок в табакерке. Главное культурное достояние Гента - знаменитый алтарь XV века «Поклонение священному агнцу» работы братьев ван Эйк в соборе св. Бавона. Из истории этого алтаря можно сделать роман уж всяко получше «Кода да Винчи»: его несколько раз захватывали в виде военного трофея, крали ради выкупа, отдельные доски продавали по дешевке «как ненужный мусор», американцы спасали его от взрыва в фашистских хранилищах. А любители мистических зашифрованных посланий до сих пор гадают, почему у Евы в руках не яблоко, а лимон.
Рождество в Бельгии. Бельгийский шоколад После приобщения к высокому можно пощекотать нервы в замке Гравенстин, построенном в XII веке. Угрюмый серый замок, словно сошедший со страниц детской книжки о принцессах и рыцарях, стоит прямо посреди города, его башни радуют отличным видом с высоты птичьего полета, а в помещениях можно полюбоваться рыцарскими латами, оружием, знаменами и - если настроение подходящее - инструментами заплечных дел мастеров в Музее пыток. Я ограничилась гильотиной и сбежала на свежий воздух, под накрапывающий дождь.
На гентских улицах, как и в любом бельгийском городе, кроме Брюсселя, я то и дело норовила попасть под колеса велосипеда. Велосипедистов там почти столько же, как в Амстердаме, и они чувствуют себя хозяевами жизни: и пешеходы, и автомобили вынуждены уступать им дорогу. Даме лет 60-ти, в песцовой шубе и с сумкой «Луи Вюиттон» на багажнике затрапезного велика, пришлось сердито на меня шикнуть, чтобы я закрыла удивленный рот и отошла в сторонку.
В Брюгге, похожем на ожившую декорацию, велосипедистов еще больше - а автомобилей, кажется, нет совсем. Обычное средство передвижения - повозки с лошадьми для туристов и лодки. На центральной площади перед ратушей стоит очередь на лошадок. Остальные ходят пешком, непрерывно глазея по сторонам. Городок, именуемый «Северной Венецией», поскольку построен на каналах, живописен до головокружения, поэтому даже если случайно спустишь затвор фотоаппарата, не прицеливаясь, - все равно получится хороший кадр. Но главное - ощущение сонной тишины, вечного покоя, которое объясняется тем, что уже лет 400 в Брюгге не случалось ничего более существенного, чем открытие очередного шоколадного магазина, (их здесь 49 при населении 117 тыс.), гже можно купить безумно вксный шоколад на заказ.
Как в любом туристическом городе, здесь лучше выбирать ресторан, где много местных, а узнать их проще простого: со времен Рубенса типаж не изменился. Рыжеволосые
фарфороволицые женщины с крепкими ляжками и мужчины, которых легко представить в массовке «Легенды о Тиле Уленшпигеле», заказывают телятину, тушенную в горшочке с овощами, или мидии с жареной картошкой под толстым-толстым слоем горячего сыра, или бараньи ребрышки, а на десерт - клубнику в шоколаде. После такого обеда, чтобы потратить хоть немного калорий, мы покатались на коньках на специально залитом к Рождеству катке. Вокруг, конечно же, шумела рождественская ярмарка, и к вечеру, после небольшого фейерверка, я чувствовала себя, как будто целый день без перерыва смотрела передачу «В гостях у сказки» с Валентиной Леонтьевой.


Рубенс vs Вермеер

Антверпен, завершавший мою бельгийскую программу, в отличие от Брюгге, весьма космополитичен, эклектичен, шумен, грязноват и злодейски обаятелен. Тут тебе и порт, и мировой центр по выделке алмазов (местный способ огранки считается самым совершенным в мире), и переплетение дорог. Железнодорожный вокзал - шедевр неоклассицизма, весь в мраморе и позолоте, с огромным стеклянным куполом над платформами - изображал брюссельский вокзал в английском сериале об Эркюле Пуаро. В столице вокзал куда скромнее. Злачный квартал красных фонарей и прочего безобразия логично расположен перед вокзалом: приехал, получил, отвалил.
Кафедральный собор Антверпена, как и многие другие крупные бельгийские соборы, имеет огромную сторожевую башню - еще один аутентичный штрих фламандской культуры. Когда едешь по стране поездом, эти гигантские серые сооружения вдруг возникают над очередным городом, потрясая несовпадением масштаба - как будто на маленькие черепичные крыши сел инопланетный корабль из «Пятого элемента». Так вот в Антверпене башня самая большая, но при этом украшает фасад только с одной стороны - на вторую у бюргеров не хватило денег. Чуть ли не о каждой ратуше в путеводителе сообщается, что она была перестроена, когда город разбогател и решил выглядеть не хуже соседей.
Рождество в Бельгии. Антверпен, рождественский базар На набережной я пришла в восторг от Музея лодок. Можно внутрь не заходить, и так все видно: и долбленые челны из экзотических стран, и рыбацкие лодки, и ретрояхты. И все это под кружевной металлической кровлей эпохи модерн, на фоне лесополосы портовых кранов, теряющейся вдали.
Поскольку мы с Сашей просто болтались по центру, а не искали достопримечательности, то на дом-музей Рубенса, красавец-особняк в стиле итальянского барокко, наткнулись случайно. К Рубенсу я равнодушна, но дом - убедительное доказательство его талантов. Здесь хорошо мягко спать, вкусно есть, не спеша делать детей и потом писать этих детей по нижнему краю картины в виде ангелочков-путти.
В довершение моего бельгийского вояжа мы заглянули еще и в соседнюю Голландию, в Делфт, в гости к Вермееру. Правда, оказалось, что его дом-музей, в отличие от рубенсовского, внутри полностью перестроен и превращен в современную экспозицию со световыми и звуковыми эффектами «по мотивам Вермеера», но сам Делфт вполне оправдал ожидания, включая вид из Вермеерова окна. Возможно, автор «Девушки с жемчужной сережкой» возмутился бы, увидев на главной площади киоск с магнитами на холодильник китайского производства, но потом, побродив по улочкам, обнаружил бы, что мосты на месте, баржи, как и раньше, ходят вдоль каналов, гербы и позолота на фасадах по-прежнему блестят, в магазинчике со странным названием «супермаркет» продают отличный Бельгийский шоколад, а девушки, пусть и в кожаных мини-юбках, смотрят на мир все теми же безмятежными глазами цвета делфтского фарфора. Во фламандских городах время замерло, наверное, поэтому Рождество тут приобретает особый вкус безгрешных бюргерских радостей: хорошо поработали - славно отдохнем.

Тася Ющенко.



Минимальные цены, куда можно полететь из Москвы

Карта перелетов и лучшие цены на авиабилеты на данный момент из Москвы. Если вас интересует перелет из другого города, можете посмотреть карту минимальных цен на авиабилеты по любым городам

Рекомендуем также посмотреть

Где провести Новый Год?

Где повести Новый Год? Самой "новогодней" страной традиционно считают Финляндию. Прага является городом, традиционно привлекающем российских туристов… Тем, кто по каким-либо причинам не может позволит...

Поздравления с Новым годом на разных языках мира!

Ваши друзья или родственники живут в другой стране? Вы можете приятно их удивить, отправив поздравление с Новым годом на их разговорном языке.

Где лучше встретить Новый год?

Практика показывает, что уже к октябрю-ноябрю большинство путевок распродано. Зато сразу после праздников – заведомо «провальные» даты, когда людям неудобно уходить в отпуск, и можно легко найти дешев...

Годе ново

Хотите узнать, как будет новый год на разных языках? Здесь мы расскажем вам об этом